Superglue for a Superman

img_0337-2Yesterday I heard in the news about “Superglue man”.

Neither did he invent superglue nor did he advertise for any or is glued to everyone; but he sticks himself to a railing in the public gallery of the House of Representatives. Professional abseilers were a part of a protest and unfurl a banner from parliament’s roof. That wasn’t all, they use red dye in the water feature to symbolise blood.

I remember us at the “Money” game where we could not decide what to do with money we had to use for literally anything. Asylum seekers were the charity we chose to donate our small sum to.

I’m not sure if those guys are part of that charity, or if that charity even got that money, but surely it would be enough for red dye, banners and some superglue; may be even enough for a training in abseiling. Now I feel like I’ve done something creative…  indirectly though, but anyway. Thumbs up! I should send a box of superglue to Canberra to go on the floor, lift buttons and seats of the senators. Let them sit till they decide on something positive; or at least provide public amusement when going home without pants!

•••

Вчера в новостях я прочла про человека- суперклей.

Не то, чтобы он его, клей, изобрел, и, даже, не то, чтобы он клеился ко всем – это, как-то, не к лицу супермену, а он просто соединился со столбам в публичной галереи Сената, приклеив к нему свои руки. Протест, господа товарищи, так-то!

Но на этом, находчивость его не закончилась, выкладывая все в сеть, снаружи, помощники суперклейкогомэна развернули плакат с требованиями освободить беженцев из детанционных лагерей и плюс, в фонтан Сената была вылита красная краска, символизирующая кровь.

Я помню, как мы решали на игре “Деньги” куда их потратить, и остановились, как раз-таки, на благотворительном фонде, защищающем права беженцев. Вот и настала моя минута гордости. Хоть как- то, да прислониться к креативности этих супергероев. Молодцы! Надо будет тоже выслать коробку суперклея в Канберру, и пусть обмажут клеем все сидения сенаторов. Разрешим им сидеть, пока они не примут положительное решение по беженцам или, на крайний случай, отпустим их домой без штанов.

A space in a shoemaker’s house

SONY DSC

There was a special corner in a shoemaker’s house.

Worn out rug was laying there, on top of that rug stood an old inviting chair which got the name of “Visitor’s throne”. “Visitor’s throne” -because any visitor which was sitting there get a shoe polish from the shoemaker’s kids. “Customer shouldn’t  wait, they have to be busy with something, with something… busy with something, “- the shoemaker would mumble. And his kids would be trained to be perfect entertainers. The red tarnished step in front of the chair was there for the little workers. They would sitting on it and talking about neighbours, polishing shoes and earning a small coin. In that exact second when they receive money children would have happily rushed out of the doors forgetting to close a shoe cream.

It was always cold and humid in that corner similar to an old mouldy basement. And it smelled like mushrooms. That specific, almost liquid -like odour was a mixture of shoe glue, leather and wooden aromas – a creation by accidence with an unforgettable fragrance, which was infused into every single thing in that house. It would catch and embrace every visitor who entered the house as it did with everyone who lived there. If you happened to come to that place you would be almost obligated to wear this Smell like an invisible and complimentary business card of the shoemaker, his best creation, his personal touch. Even if someone would pass by the house that Smell would gently touch his nose and place “his” hand on the shoulder like the best friend would do.

And later, after that famous shoemaker had died, he got a present from almost every citizen of that small town. For his last trip they brought him a little tins with a shoe cream and placed it in his coffin. I guess you have to return a favour.

•••

Есть всего несколько вещей, которые обозначают спокойствие и домашний уют: камин, мягкое кресло и абажур – точно в их числе. К этой фотографии я возвращаюсь часто, и только сегодня поняла почему.

Помните, знаменитый зеленый абажур – признак объединения и семейственности, упомянутый и Булгаковым, и Куприным и Аненнским? Купол абажура – это воплощение твёрдых семейных устоев, обтянутых мягкой тканью традиций. Что касается камина – теплого и сердечного, попросту, главного места в доме – всё понятно, а вот кресло – это своего рода опочивальня. Кажется, у Марины Цветаевой в “Повести о Сонечке”, рассказывалось, как Соня ела, читала, спала, просто жила в кресле, потому как кресло – это гнездо, уют и утроб матери в своём роде. Вот и получается, что сверху нас приземляет семейными ценностями нависающая сфера абажура, а снизу нас поднимает над землей созданное нами гнездо.

Так, мы и существуем в невесомости между небом и землей почти всю свою жизнь. И, потеряв одно из них, мы можем воспарить ввысь свободы или застыть от холода неприкаянности. И только баланс удерживает нас в само- левитации.